2-е путешествие Гулливера Стрекозы

Моё море

В общем, я ехал к морю, и ехал честно, купив запаску своей Стрекозе, набрав путеводителей и заручившись поддержкой попутчиков, но до воды так и не добрался, попутчиков растерял, путеводители оказались дрянь, у моря, однако, побывал. Ибо что есть море? Море — это не столько всякая H2O и соль, море — это способ вспомнить то, чего и не было никогда.

Я проделал огромный по моим меркам путь — пять тысяч километров, я видел дороги и заправки, поля и площади, девушек и продавщиц прохладительных напитков. Каждый раз, делая закупки воды, я невольно отмечал, что ровно то же самое я делал бы теперь там, на море, а, значит, я будто бы и там.

Наблюдая по дороге ничтожные размеры деревьев, домов, людей и домашнего скота, я все думал, что нахожусь в Лилипутии. Я боялся раздавить встречавшихся на пути прохожих и часто громко кричал, чтобы они посторонились; такая грубость с моей стороны привела к тому, что мне раз или два чуть не раскроили череп.
Джонатан Свифт “Путешествия Гулливера”

Было жарко.

Я разговаривал с людьми, не находя в голове ни имени, ни причин, по которым лицо визави кажется мне знакомым; я слушал истории о людях, которых не видел десятилетия; я пробовал на ощупь руки, которые не чаял застать тёплыми. Мне это понравилось. Как в кино, где полчаса ветер воет, главный герой трогает ткань в магазине одним пальцем, а зритель незаметно на часы поглядывает. И кино при этом на турецком. С субтитрами.

>Я был и зритель, и актёр, и режиссер, и продюсер, и водитель этой маленькой группы.

Потом я вернулся, и меня спросили: море-то видел?

Что я мог ответить? Сказал правду.

Дешевые авиабилеты в Турцию на svyaznoy.travel.Обитающий где-то далеко царь птиц Симург роняет в центре Китая великолепное перо; птицы, которым постыли раздоры, решают отыскать его. Они знают, что имя царя означает “тридцать птиц”, знают, что его дворец находится на Кафе, горе, или горной кольцевидной гряде, окружающей землю. Вначале некоторые птицы выказывают малодушие: соловей ссылается на свою любовь к розе; попугай — на свою красоту, ради которой он должен жить в клетке; куропатка не может расстаться со своими холмами, цапля — с болотами и сова — с развалинами. В конце концов они пускаются в дерзновенное это путешествие; преодолевают семь долин или морей; название предпоследнего из них “Головокружение”, последнего — “Уничтожение”. Многие паломники дезертируют, другие погибают при перелете. Тридцать же, достигших благодаря своим трудам очищения, опускаются на гору Симурга. Наконец они ее узрели, и тут они понимают, что они-то и есть “Симург” и что “Симург” — это каждая из них и все они вместе.
Farid ud-Din Attar’s “The Conference of the Birds”

Автор этой душераздирающей истории: Oca | Рубрика: Переписка с читателем
24-07-2009 | RSS 2.0 | Вы можете оставить сообщение, отправить trackback или поделиться:

Leave a Reply

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

Подпишись на фид, и жди ответа: RSS 2.0!

Archives

Recent Comments

Meta