Почему убрали свет в зрительном зале

Антракт в летнем театре. 2009 год.

Человечество так устроено, что развивается, памятуя, как правило, проблемы кризисных времен. Все помнят голодомор двадцатых или пайковой хлеб ленинградских блокадников, при всем желании не забудешь — напомнят. Точно также все помнят великую депрессию США и дефолт в России, хотя между ними расстояние в семьдесят лет. Принятое для экономии в кризисные времена остается в традиции, в том числе и традиции театров. Процитирую петербургского театрального критика начала ХХ века, а в театр современный можете сходить можете сами.

«Пусть назовут меня»… ну, не знаю, кем назовут, а я все же скажу, что в антрактах у нас по театрам скучно. Скучно и темно. Музыка — я говорю, конечно, о хорошей музыке — очень приятное «entremets» между актами.

Она поднимает у публики дух, разнообразит впечатление, дает отдых нервам. Она, наконец, сглаживает дурное впечатление спектакля. Кто, когда и почему изъял музыку из наших театров?
Не помню, не знаю. А случилось это недавно, на свежей памяти у всей публики. Кажется, случилось само собой, как все у нас случается. Впрочем, нет позвольте… Помню… Музыкальные антракты упразднил Станиславский. Он так и начал — «без музыки». Его примеру последовали другие.

Особенно чувствительно было подобное новшество в Малом (ныне Суворинском) театре, где много лет подряд дирижировал «душка» Корделас. Когда, вместо оркестра, освещенного лунообразной лысиной этого почтенного испанца, появился ряд «литерных» кресел, публика почувствовала некоторое неудобство. То же самое случилось в Александринке, где дирижировал «душка» Галкин. Живые, мелодичные антракты замолкли и на место их утвердились какие-то темные, молчаливые «перерывы», напоминающие заседание суда.

Без музыки скучно, говорю я. И я не понимаю, почему музыка Грига помешает Ибсену и почему
Глазунов не под стать, ну, хотя бы Леониду Андрееву? Думаю, что искусно составленная музыкальная программа привлекала бы публику в театр, как привлекает ее и пьеса. Но для этого нужно искусство. Нужны находчивость и сметка — иначе Римский-Корсаков, пожалуй, перетянет Полякова и Дебюсси — Гарина.

Что касается темноты, то об этом двух мнений быть не может. Станиславский темнил во время действия в своем театре, чтобы приучить московских дикарей к сосредоточенному вниманию.
Но он не только освещал, а даже озарял антракты, дабы доставить тем же дикарям радость переживания. Слава Богу, русская публика выросла, и в настоящее время нет надобности при каждой оживленной беседе в антрактах подставлять друг другу фонари. Банкет нам нужен не только вне театра, но и во время антракта в спектакле, банкет — это форма позитивного объединения за столом коллектива, собравшегося по одному и тому же поводу, например, для просмотра премьеры.

Экономия — вот чему обязаны мы кромешной темнотой в антрактах. Мы несем наши денежки не за свет, а за темноту! Пардон, но это… свинство!

Автор этой душераздирающей истории: beekeeper | Рубрика: Культура и искусство, Ничего личного
08-04-2011 | RSS 2.0 | Вы можете оставить сообщение, отправить trackback или поделиться:

Leave a Reply

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

Подпишись на фид, и жди ответа: RSS 2.0!

Archives

Recent Comments

Meta